Донорство органов в России: 8 особенностей, о которых нужно знать

Содержание

Донорство органов в России: 8 особенностей, о которых нужно знать

Ежегодно в России производится около полутора тысяч операций по пересадке донорских органов. Это в разы меньше, чем в США, Великобритании, Бразилии и многих других странах. Развитию лечения методом трансплантации препятствуют не только устаревшие законодательные акты, но и слабая информированность граждан в этой области.

Мы ознакомим читателей с данными, которые представляются наиболее важными для понимания особенностей трансплантологии в России.

Презумпция согласия

Законодательство РФ в отношении донорства основано на презумпции согласия. Это означает, что любой скончавшийся дееспособный гражданин является кандидатом в доноры. В то же время у каждого россиянина есть право сообщить о своем желании или нежелании отдать на пользу людям свои органы и ткани после смерти. Данное заявление может быть устным (высказанным в присутствии двух свидетелей) или письменным. В последнем случае оно должно быть заверено нотариусом или главным врачом больницы.

Нужно отметить, что россияне очень редко оглашают свою волю по поводу посмертного донорства. Кроме того, в стране пока не создан федеральный регистр подобных заявлений, так что эту систему сложно назвать эффективной.

Права родственников умершего донора

Это один из наиболее проблемных аспектов посмертного донорства. По действующему законодательству, родственники покойного при отсутствии его прижизненного согласия имеют право воспротивиться изъятию органов с целью трансплантации. Однако закон никак не регламентирует действия врача в такой ситуации. Доктор должен сообщить людям о смерти или предсмертном состоянии близкого человека, но беседу о возможности посмертного донорства он проводить не обязан. Получается, что родственники умершего (умирающего) человека должны поднимать данный вопрос по собственной инициативе. Стоит ли говорить о том, что в большинстве случаев они не способны это сделать (из-за недостаточной информированности или вследствие тяжелого эмоционального состояния). Кроме того, родственники покойного могут иметь разные взгляды на посмертное донорство, а закон не объясняет, мнение кого из них должно быть решающим для врача. В такой ситуации неизбежны конфликты, которые наносят вред и медицинскому персоналу, и родным усопшего.

Правила диагностики смерти донора

Этот момент прописан в законе наиболее четко: органы могут быть изъяты только в том случае, если у человека констатирована смерть мозга или биологическая смерть, то есть остановка дыхания и сердцебиения. Дело в том, что смерть мозга не всегда означает прекращение всех жизненных функций организма: в условиях реанимации сердцебиение и дыхание можно поддерживать с помощью аппаратуры несколько дней.

Время начала процедуры констатации смерти мозга зависит от диагноза и лечения, которое получал больной (в частности, от лекарственных препаратов, которые ему вводили). Для диагностики смерти мозга должен собраться специальный консилиум. Его члены изучают историю болезни и проводят исследования, призванные установить наличие или отсутствие мозговой активности (компьютерную томографию головного мозга, проверку возможности самостоятельного дыхания и т. д.). Решение о смерти мозга не может быть принято раньше чем через 6 часов наблюдений за пациентом.

Впрочем, многие трансплантологи утверждают, что и данная часть законодательства несовершенна. Достаточно того, что для больных, которым водили седативные препараты (а к указанной категории относятся практически все пациенты реанимационных отделений), процедура диагностики смерти мозга должна быть отложена минимум на 20 часов. По мнению врачей, за это время в организме начинаются процессы распада, и к моменту принятия решения о возможности изъятия органы уже становятся непригодными для пересадки.

Прижизненное донорство

Российское законодательство предполагает возможность прижизненного родственного донорства. Не возбраняется пересадка органа или ткани ребенку, родному брату или сестре, одному из родителей (но не мужу или жене).

Исключение составляет донорство костного мозга: им можно поделиться с любым человеком, которому материал подойдет по показателям тканевой совместимости. Существует общероссийская база данных доноров костного мозга. Чтобы зарегистрироваться в ней, достаточно сдать анализ крови на типирование. Лаборатории, делающие такие исследования, есть во многих городах.

Возможность покупки органов

Платное донорство органов в России полностью запрещено. Все предложения подобного рода являются криминальными.

Донорство при ВИЧ

Лица, инфицированные вирусом иммунодефицита человека, не имеют права становиться донорами. Этот запрет распространяется на больных вирусными гепатитами B и C, а также на пациентов со злокачественными новообразованиями.

Неопознанные доноры

Запрещено изъятие органов у людей, которых не удалось опознать после смерти. Причины запрета не связаны ни с медицинскими, ни с морально-этическими соображениями. Юристы ссылаются на законодательную норму, согласно которой донорами могут становиться только россияне, а определить гражданство человека, который скончался неопознанным, не представляется возможным.

Детское донорство

До недавнего времени маленькие россияне, нуждавшиеся в пересадке донорских органов, могли рассчитывать лишь на помощь зарубежных клиник. Изъятие органов у умерших детей не было запрещено, но практически не осуществлялось, поскольку процедура диагностики смерти мозга у таких пациентов не была законодательно регламентирована. В 2015 году это упущение было исправлено, и врачи получили возможность изымать органы пациентов, умерших в возрасте от 1 года до 18 лет. Разумеется, данные процедуры можно проводить только с информированного и письменно оформленного согласия родителей покойного.

Отношение большинства россиян к посмертному донорству можно охарактеризовать как негативное. Согласно результатам социологических опросов, около 20% наших сограждан не желают завещать свои органы для трансплантации по религиозным соображениям, хотя ни одна из официальных религий донорство не осуждает. Особенно тревожным представляется тот факт, что почти 40% респондентов не решаются дать согласие на посмертное изъятие органов из опасения, что их волеизъявление станет причиной недобросовестного оказания медицинских услуг или вообще спровоцирует криминальные действия врачей.

Очевидно, что причиной подобного отношения к чрезвычайно важной проблеме является несовершенство законодательства. С 2015 года существует законопроект «О донорстве органов человека и их трансплантации», подготовленный Минздравом, но до сих пор не рассмотренный Госдумой РФ. Этот документ отчасти восполняет пробелы в законодательстве. Например, он содержит положения об организации федерального регистра волеизъявлений потенциальных доноров, отсутствие которого препятствует использованию даже тех ограниченных возможностей, которые сейчас имеются у отечественных трансплантологов. Ожидается и создание общероссийского регистра реципиентов (сегодня медики располагают только региональными листами ожидания). Впрочем, по мнению специалистов, данный законопроект содержит и нормы, которые будут не столько облегчать, сколько усложнять положение пациентов, нуждающихся в трансплантации. В частности, в список органов, разрешенных для изъятия, опять не включена почка, а именно ее пересадка показана огромному количеству больных.

Число людей, нуждающихся в трансплантации органов, всегда будет превышать количество потенциальных доноров. В нашей стране эта проблема стоит особенно остро, и ее решение, к сожалению, – дело весьма отдаленного будущего.

Видео с YouTube по теме статьи:


Донорство органов в России

Донорство – это предоставление донорами своих органов и тканей для трансплантации другому человеку, а крови – для переливания.

Наиболее распространено по всему миру именно донорство крови и ее компонентов, и проблем с ним обычно не возникает, ведь кровь можно сдавать на протяжении длительного периода жизни. Вредно ли сдавать кровь на донорство? – Нет, это совершенно безопасно, если количество взятой крови не критично для дальнейшей работы организма.

С донорством органов ситуация посложнее, ведь некоторые органы можно получить для трансплантации только после смерти человека.

В России существует Закон , который определяет условия и порядок трансплантации органов и (или) тканей человека, опираясь на современные достижения науки и медицинской практики, а также учитывая рекомендации Всемирной Организации Здравоохранения. Трансплантация или пересадка органов и тканей человека является средством спасения жизни и восстановления здоровья человека и должна осуществляться на основе соблюдения законодательства Российской Федерации и прав человека в соответствии с гуманитарными принципами, провозглашенными международным сообществом, при этом интересы человека должны стоять выше над интересами общества и науки.

Как стать донором органов при жизни?

Законодательством нашей страны предусмотрено прижизненное донорство парных органов, например, почек и частей органов или тканей, потеря которых не представляет опасности для жизни и здоровья, например, часть печени, часть тонкой кишки, доля легкого, часть поджелудочной железы, костный мозг. Многие задаются вопросом: какие последствия пересадки костного мозга для донора? – Костный мозг у донора для трансплантации отбирают обычно с бедренной кости. Это совершенно не опасно, потому что большое количество костного мозга остается в плоских костях донора, и недостатков компонентов крови он испытывать не будет.

Также можно стать донором печени: от живого человека пересаживают одну или две доли печени, которые разрастаются до нормальных размеров в теле реципиента, точно также происходит полное восстановление печени донора.

Читайте так же  9 причин чаще есть тыкву

Процесс прижизненного донорства органов и тканей технически включает в себя следующие этапы:

  • — донор проходит медицинское обследование на предмет отсутствия противопоказаний к донорству;
  • — если донорство осуществляется в пользу конкретного лица, то проводится проверка биологической совместимости донора и реципиента;
  • — донора (а также реципиента, если он уже есть) готовят к хирургическому вмешательству по трансплантации органа; изучаются возможные последствия трансплантации для донора и реципиента; оформляются необходимые документы и получается окончательное согласие на трансплантацию;
  • — проводится хирургическое вмешательство по трансплантации.

Прижизненной донорство в нашей стране осуществляется безвозмездно и только по отношении к родственникам, продажа и подобные средства распространения органов запрещены. Но некоторые органы можно изъять для трансплантации только посмертно.

Как стать донором органов посмертно?

Донорство — это очень благородно, и польза донорства – неоспорима. Особенно важно посмертное донорство органов, когда жизнеспособные органы и ткани от уже погибшего человека способны спасти еще живых тяжело больных. В нашей стране действует презумпция согласия на посмертное донорство. Это значит, что после смерти каждый человек становится потенциальным донором, если при жизни он не успел оформить письменный отказ от донорства органов. Такой же отказ могут оформить близкие родственники или законный представитель человека, если его волеизъявление не может быть осуществлено. Наиболее правильным является донорство от молодых и здоровых людей, чья смерть была преждевременной. Это прекрасная возможность продолжить жизнь после смерти, подарив надежду на выздоровление угасающим пациентам, ожидающим донорских органов. Посмертное донорство особенно важно, потому что только после смерти можно стать донором сердца, тканей глаза, легких.

Опасаться неправомерных действий медицинских работников не стоит, ведь изъятие органов осуществляется только после констатации смерти и только с разрешения главного врача больницы. Если человек хочет стать донором органов посмертно, то ему не нужно предпринимать никаких действий, просто следить за своим здоровьем, соблюдать здоровый образ жизни. И тогда даже после смерти он сможет совершить благородный поступок. Для изъятия органов у погибшего ребенка требуется обязательное согласие его родителей — в этом случае применяется презумпция несогласия. Ни при каких обстоятельствах не могут использоваться органы умерших детей-сирот и детей из неблагополучных семей. Запрещается рассматривать в качестве потенциальных доноров и умерших людей, личность которых не установлена. За изъятие их органов устанавливается уголовная ответственность.

Сколько стоит донорство?

Интернет пестрит объявлениями: «продам почку», «стану донором почки». Однако стоит знать, что официально продать свои внутренние органы, в том числе и почки, не получится. Не получится это сделать не только в России, но и во всех развитых странах, за исключением Ирана. Там продажа разрешена на государственном уровне при тотальном контроле со стороны представителей медицинских ведомств.

Кроме того, с 2013 года вступил в силу закон, который отменил денежное вознаграждение и за сдачу крови донорам. Компетентные эксперты подчеркнули, что безвозмездная сдача крови — мировая общепринятая практика.

Исторически система донорства начиналась в США. И в этой стране, где уже более 40 лет действует система испрошенного согласия, около 65% граждан являются добровольными донорами органов. Этот факт отражен в национальном регистре, а также в личных документах граждан. По данным российских социологов, среди россиян согласных на посмертное донорство не более 5%. Еще меньше граждан готовы дать разрешение на изъятие органов своих близких.

Как признался заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии МГУ имени М.В. Ломоносова, президент Московского психоаналитического общества Александр Тхостов, он является добровольным донором в США, но «не факт, что сделал бы такой же документ в России». Чисто по психологическим причинам. «Добровольное донорство не развивается в России не потому, что у нас неграмотное население, — считает эксперт. — В России существует глобальное недоверие между населением и всеми ветвями власти. И к медицине это имеет прямое отношение. Мы постоянно опасаемся, что нас обманут. И единственный путь для нахождения консенсуса, хотя бы по части каких-то отдельных проблем, — максимальная открытость» .

ЗдоровьеПродать почку:
Как устроено донорство
в России и мире

И можно ли пожертвовать органом для мужа или жены

О ДОНОРСТВЕ И ТРАНСПЛАНТАЦИИ ОРГАНОВ БОЛЬШИНСТВО ЗНАЕТ МАЛО — зато пугающих легенд о них множество: даже взрослые люди готовы пересказывать страшилки о «чёрном рынке», детях, которых «крадут на органы», наконец, возможности расплатиться с кредиторами собственной почкой. Мы попробовали разобраться, как устроено донорство в России и других странах и насколько эти байки соответствуют действительности.

Кровь и костный мозг

Самый частый случай — донорство крови; донором может стать практически любой здоровый совершеннолетний человек. Процедура длится от пятнадцати минут до полутора часов — дольше, если в процессе донации кровь разделяют на компоненты. Например, можно сдать только тромбоциты — клетки, отвечающие за остановку кровотечений. Перед сдачей крови не нужна особая подготовка, процедуру не назовёшь мучительной — но она даёт возможность оказать реальную помощь. И хотя их едва ли достаточно, донорами крови ежегодно становится множество людей — и им даже полагаются определённые льготы. Обычно человек сдаёт около 450 миллилитров — примерно десятую часть объёма в организме. Такая потеря не сопровождается серьёзными рисками, а полное восстановление состава крови занимает около полутора месяцев.

Кровь переливают в первую очередь тем, кто потерял её большой объём, например при тяжёлом кровотечении в результате аварии. В других случаях, когда клетки крови не выполняют своих задач, пациенту требуется пересадка костного мозга — органа, где и образуется кровь. Такое лечение необходимо людям с врождёнными заболеваниями крови или её злокачественными изменениями: лейкозами и лимфомами. Конечно, организм может отторгнуть «чужой» костный мозг, поэтому потенциальные доноры записываются в специальные регистры и им проводят анализ HLA-фенотипа — набора генов, отвечающих за совместимость тканей. Костный мозг, в отличие от крови, не сдаётся регулярно: даже войдя в регистр, человек может не стать донором. Это потребуется только тогда, когда появится пациент, нуждающийся именно в подходящих по HLA-фенотипу клетках.

Донорство органов при жизни

Помимо крови и костного мозга, живой человек может стать донором почки, части кишечника, печени или поджелудочной железы — то есть «парного органа, части органа или ткани, отсутствие которых не влечёт за собой необратимого расстройства здоровья», как сказано в Законе «О трансплантации органов и (или) тканей человека». Понятно, что это более серьёзные вмешательства — но люди идут на них ради спасения жизни своих близких. В России проводится около 1000 операций по пересадке почки в год — из них лишь пятая часть от живых доноров. По закону, у живого человека могут изъять орган или его часть только при условии его полного согласия на это. Наконец, в России можно стать донором органа исключительно для кровного родственника: для мужа, жены или незнакомого человека пожертвовать почкой не получится. Никаких вознаграждений за это не предусмотрено — а в законе чётко сказано о недопустимости продажи органов и тканей человека.

Хотя в Рунете можно найти несколько сайтов с объявлениями вроде «Стану донором почки за вознаграждение», маловероятно, что это можно осуществить в России — в первую очередь потому, что донор и реципиент по закону должны быть кровными родственниками. На сегодняшний день донорство за деньги осуществляется, например, в Пакистане, Индии, Колумбии, на Филиппинах — и ВОЗ признаёт, что это серьёзная проблема. Клиники и компании, которые занимаются медицинским туризмом, привозят пациентов в Пакистан на пересадку почки — и стоимость этих услуг для американцев может зашкаливать за 100 тысяч долларов; донору из них достанется не больше двух тысяч. Сами пакистанские врачи-трансплантологи подтверждают, что регулирование этого вопроса слабое, а в законе есть явные нестыковки: например, кровными родственниками считаются муж и жена. По словам доктора Нурани, женщины в Пакистане настолько ограничены в правах, что в 95 % случаев родственный донорский орган берётся именно у них: жён, сестёр, дочерей.

Канадский профессор Лей Тёрнер говорит, что «транспланталогический туризм» приводит к плачевным результатам и для реципиентов органов: из-за недостаточно тщательного обследования доноров может оказаться, что почка инфицирована вирусом гепатита или ВИЧ. Возникают проблемы и с восстановительным периодом после операций, и с назначением иммуносупрессоров — препаратов, снижающих риск отторжения новой почки. Часто «туристы» возвращаются на родину без каких-либо выписок или документов, подтверждающих проведённую операцию.

Основная проблема трансплантологии — это нехватка донорских органов; в списке ожидающих всегда намного больше людей. Считается, что для решения этой проблемы нужно проводить образовательные программы и информировать людей о том, как они могут стать донорами органов при жизни и после смерти. В развитых странах донорам компенсируют все медицинские расходы, могут предоставлять страховку на случай осложнений, оплачивают транспорт или потерянную в послеоперационный период часть зарплаты. Безусловно, в таких странах, как Пакистан, важно не только улучшать законы, касающиеся трансплантации, но и работать над искоренением бедности. Как говорит в своей статье тот же трансплантолог Нурани, продажа почки для бедного населения Пакистана — это вторая возможность подзаработать. Первой остаётся продажа собственных детей.

Посмертное донорство

Список органов, которые могут использоваться после смерти, намного шире — он включает даже сердце и глаза. В России, как и во многих странах, действует презумпция согласия на донорство органов, то есть любой умерший человек по умолчанию считается донором. Если родственники пациента или он сам при жизни выразил несогласие — то органы взять нельзя, но врачи не обязаны активно задавать этот вопрос. Это привело к нескольким скандалам, когда семьи погибших узнавали о взятии органов только из посмертных выписок. Как бы ни возмущались родственники, закон в данном случае на стороне медицинского учреждения. Понятно, что потребность в донорских органах высока, и, если спрашивать разрешения родственников, всегда есть вероятность отказа — но, возможно, лучше работать над нормализацией самой идеи донорства.

Читайте так же  Контрацепция: кто же отвечает за предохранение?

Уже почти двадцать пять лет мировым лидером по трансплантации является Испания, где в 2015 году на миллион населения приходилось 40 доноров и проводилось 13 трансплантаций органов в сутки — для сравнения, в России всего 3,2 донора на миллион. Чаще всего проводится опять же трансплантация почки — это относительно несложная операция (по сравнению с пересадкой других органов), при которой обычно даже не удаляют «родную» почку, переставшую работать. В Испании тоже действует презумпция согласия, но родственников умерших деликатно спрашивают, не против ли они — этот момент показан в фильме Альмодовара «Всё о моей матери». Статистика говорит сама за себя: если отказы и бывают, то крайне редко — и это связано с хорошей информированностью населения и тем фактом, что донорство практически считается нормой. В каждой больнице есть персонал, обученный соответствующим беседам с семьёй, а также специалисты и оборудование для, собственно, взятия органов.

В России трансплантационных центров мало: в 2014 году пересадка почки проводилась в 36 центрах, печени — в 14, сердца — в 9, и более половины всех операций приходится на Московский регион. Из-за значительных расстояний жителям большей части страны трансплантация практически недоступна. Возникает порочный круг: донорство и пересадка остаются редкостью, люди мало о них знают и не хотят соглашаться на взятие органов у их близких, в результате чего распространённость донорства не повышается. Ситуация вновь упирается в недостаточную осведомлённость пациентов, как и в недостаточное оснащение клиник.

Репродуктивное донорство

Говоря о донорстве, стоит упомянуть и сдачу спермы и яйцеклеток. Стать донором спермы может практически любой молодой и здоровый мужчина (некоторые клиники, правда, высказывают пожелание к «хорошим внешним данным»); при определённой регулярности на этом можно заработать до 20 тысяч рублей в месяц. С яйцеклетками сложнее: сначала нужно пройти курс стимуляционной терапии — это ежедневные инъекции гормонов. Сама процедура занимает около получаса и выполняется через влагалище, то есть без разрезов кожи. В России донор яйцеклетки может совершенно легально получить компенсацию порядка 80 тысяч рублей. При сложностях с наступлением беременности женщина может стать донором яйцеклетки и для самой себя: после оплодотворения «в пробирке» эмбрион подсаживают либо биологической, либо суррогатной матери.

Прожить дважды

Что следует знать о посмертном донорстве органов

Слово «донорство» происходит от латинского donare, в переводе означает «дар», «дарить», «жертвовать». С донорством органов связано множество страхов и мифов: что только не приходит в голову некоторым людям при упоминании этого словосочетания, хотя по сути в развитом обществе должна быть единственная ассоциация — спасение человеческих жизней.

В России сегодня делают лишь 10 процентов трансплантаций донорских органов от необходимого количества этих операций. Конечно, свою роль в этом играет и пока недостаточно широкое развитие самой системы донорства и трансплантации. Однако даже совершенные системы такого вида помощи не могут существовать без поддержки общества в вопросах донорства органов. Речь идет о представлениях жителей страны о донорстве органов, о культурных традициях относительно возможности изъятия и использования донорских органов, о готовности каждого человека «подарить часть себя».

Даже те люди, которые в целом положительно относятся к трансплантации, высказывают некоторые сомнения, когда речь заходит о том, чтобы выразить согласие стать посмертным донором. Существуют опасения, что информация о согласии на использование органов может быть использована в недобросовестных целях и поставить под угрозу жизнь возможного донора. Пугает такая гипотетическая ситуация, в которой врачи, зная о согласии стать донором, не будут в критический момент пытаться спасти жизнь. Аналогичные опасения возникают у людей, когда речь идет о возможности посмертного донорства органов их родных и близких. Кроме этого, людям зачастую кажется кощунственной сама идея, что органы любимого родственника могут быть отданы другому. Это страх, сравнимый с каким-то мистическим преклонением перед целостностью тела после смерти.

Несмотря на то что слухи о том, что людей «разбирают на органы», очень распространены, в них нет ничего общего с действительностью. По словам Сергея Готье, главного внештатного трансплантолога Минздрава РФ и директора ЦТИИО им. Шумакова, не было установлено ни одного случая незаконного изъятия донорских органов на территории России, а рассказы о торговле органами представляют собой миф, который подпитывается криминальными сериалами и детективами, далекими от правдоподобности. Такого рода операции можно проводить только в специализированных клиниках, где имеется не только полный набор необходимого, сложного оборудования, но и квалифицированные специалисты. А это, как вы понимаете, «штучный товар».

Само изъятие органов возможно только после констатации смерти и при отсутствии юридических и медицинских противопоказаний. «Сегодня по определению Всемирной организации здравоохранения смертью считается необратимая деструкция, разрушение, или дисфункция критических систем организма, то есть незаменимых на данном этапе развития медицины», — говорит заведующая кафедрой философии образования философского факультета МГУ, специалист по философским проблемам биологии и медицины Елена Брызгалина. На сегодняшний день это мозг, поэтому ставится знак равенства между смертью мозга и смертью человека.

У человека со смертью мозга кровообращение, дыхание и другие процессы могут поддерживаться еще какое-то время. Они могут восприниматься родственниками как признаки жизни, и тогда возникает вопрос — не поспешили ли врачи признать пациента умершим, действительно ли приложили все усилия для спасения жизни, не отключают ли его от аппаратов жизнеобеспечения именно с целью забора органов?

«Этого никогда не случится, потому что основная задача нашей медицины — это оказывать помощь до последнего шанса каждому пациенту, находящемуся в реанимации», — комментирует помощник министра здравоохранения РФ Ляля Габбасова. Для того чтобы определить, действительно ли имеет место смерть мозга, существует сложная процедура ее констатации. Она занимает длительное время, проводятся клинические тесты, устанавливаются причины, исключаются метаболические и эндокринные комы. Существует множество критериев, и состояние пациента должно всем им удовлетворять. Участвуют в констатации комиссия врачей, включая реаниматолога, невролога и других специалистов. Сами трансплантологи к процедуре подтверждения смерти мозга не допускаются.

Посмертный донор обязательно подвергается клиническому обследованию для комплексной оценки состояния всех органов, факторов риска, выявления противопоказаний к донорству и получения данных, необходимых для последующего использования при подборе реципиента. Параллельно запускается процедура, предназначенная для сохранности органов и тканей, которую невозможно осуществлять без специального оборудования и высококвалифицированных специалистов. Сама трансплантация производится только в специализированных учреждениях, работа которых жестко регламентирована и контролируема. А ведь есть еще процесс хранения и транспортировки донорских органов.

Таким образом, в обеспечении донорским органом одного человека участвует 30-50 специалистов. Поэтому разговоры об организации врачебных сговоров, предумышленных преступлениях с целью забора почек, организации подпольных кабинетов по пересадке органов не имеют под собой никаких практических оснований, так как физически не возможно держать в тайне столь ресурсоемкий процесс.

Отдельно необходимо коснуться предубеждений по вопросам организации купли-продажи органов либо подкупа лиц, принимающих решения о трансплантации.

В России купля-продажа органов запрещена законом, как и во всем мире. Трансплантация органов оказывается в рамках высокотехнологичной медицинской помощи и оплачивается за счет средств государства, поэтому для пациента эта помощь бесплатна.

Если говорить о прижизненном донорстве — то такие операции, согласно законодательству, возможны только на добровольной (безвозмездной) основе и только в случае генетического родства донора и реципиента. Данное ограничение позволяет сократить круг возможных злоупотреблений по использованию органов от живых доноров. Объявления о продаже и покупке почек и других органов является не чем иным, как попыткой выманить деньги из доверчивых людей. Естественно, это мошенничество не доходит до реального изъятия органов.

Что касается влияния на решение предоставления донорского органа реципиенту — здесь нужно понимать, как происходит его выбор. Пациенты, ожидающие донорский орган, занесены в лист ожидания информационной системы. Про появлении донора проверяется несколько параметров — это и совместимость, и критерий экстренности ситуации, и длительность ожидания органа. Таким образом компьютер подбирает «идеального» реципиента, и сотрудник не имеет влияния на этот выбор. Этот процесс так же контролируется, и какие-либо манипуляции абсолютно исключены.

Волнующее людей отношение религиозных институтов к посмертному донорству тоже известно. В основах социальной концепции Русской православной церкви говорится, что «посмертное донорство органов и тканей может стать проявлением любви, простирающейся и по ту сторону смерти». Однако донорство не может считаться обязанностью человека, поэтому врачам необходимо выяснить волю умирающего или умершего человека, обратившись при необходимости к его родственникам. Представители ислама, католицизма и буддизма также не имеют возражений против трансплантации. В Испании, например, у входа в храмы можно увидеть надписи: «Не берите органы с собой на небо. Там они вам не понадобятся, а здесь спасут чью-то жизнь». Сегодня эта страна — один из мировых лидеров в области донорства и трансплантации.

Читайте так же  Синдром застежки: специфика проблемы и 4 способа ее решения

В России количество трансплантаций растет, если в 2006 году было сделано 662 операции, то в 2015-м этот показатель уже приблизился к 1500. При этом количество операций по пересадке печени выросло в 7,6 раза, с 43 до 325, а по трансплантации сердца — с 11 до 179 операций в год, то есть в 16,3 раза. Минздрав России планирует регулярно проводить информирование населения для повышения осведомленности, преодоления страхов и формирования в обществе положительного отношения к донорству органов. Также разработан законопроект, в котором определены все шаги, связанные с процессом донорства и трансплантации, механизмами волеизъявления.

Организация помощи населению в виде пересадки органов базируется как на чисто профессиональных возможностях того или иного учреждения, так и на этических положениях, отмечает Сергей Готье. Каждый человек в своей жизни может оказаться как донором, так и реципиентом. И вот от того, как общество будет относиться к собственным гражданам, которым нужна трансплантация по жизненным показаниям, зависит прогресс в этой области.

ЗдоровьеПродать почку:
Как устроено донорство
в России и мире

И можно ли пожертвовать органом для мужа или жены

О ДОНОРСТВЕ И ТРАНСПЛАНТАЦИИ ОРГАНОВ БОЛЬШИНСТВО ЗНАЕТ МАЛО — зато пугающих легенд о них множество: даже взрослые люди готовы пересказывать страшилки о «чёрном рынке», детях, которых «крадут на органы», наконец, возможности расплатиться с кредиторами собственной почкой. Мы попробовали разобраться, как устроено донорство в России и других странах и насколько эти байки соответствуют действительности.

Кровь и костный мозг

Самый частый случай — донорство крови; донором может стать практически любой здоровый совершеннолетний человек. Процедура длится от пятнадцати минут до полутора часов — дольше, если в процессе донации кровь разделяют на компоненты. Например, можно сдать только тромбоциты — клетки, отвечающие за остановку кровотечений. Перед сдачей крови не нужна особая подготовка, процедуру не назовёшь мучительной — но она даёт возможность оказать реальную помощь. И хотя их едва ли достаточно, донорами крови ежегодно становится множество людей — и им даже полагаются определённые льготы. Обычно человек сдаёт около 450 миллилитров — примерно десятую часть объёма в организме. Такая потеря не сопровождается серьёзными рисками, а полное восстановление состава крови занимает около полутора месяцев.

Кровь переливают в первую очередь тем, кто потерял её большой объём, например при тяжёлом кровотечении в результате аварии. В других случаях, когда клетки крови не выполняют своих задач, пациенту требуется пересадка костного мозга — органа, где и образуется кровь. Такое лечение необходимо людям с врождёнными заболеваниями крови или её злокачественными изменениями: лейкозами и лимфомами. Конечно, организм может отторгнуть «чужой» костный мозг, поэтому потенциальные доноры записываются в специальные регистры и им проводят анализ HLA-фенотипа — набора генов, отвечающих за совместимость тканей. Костный мозг, в отличие от крови, не сдаётся регулярно: даже войдя в регистр, человек может не стать донором. Это потребуется только тогда, когда появится пациент, нуждающийся именно в подходящих по HLA-фенотипу клетках.

Донорство органов при жизни

Помимо крови и костного мозга, живой человек может стать донором почки, части кишечника, печени или поджелудочной железы — то есть «парного органа, части органа или ткани, отсутствие которых не влечёт за собой необратимого расстройства здоровья», как сказано в Законе «О трансплантации органов и (или) тканей человека». Понятно, что это более серьёзные вмешательства — но люди идут на них ради спасения жизни своих близких. В России проводится около 1000 операций по пересадке почки в год — из них лишь пятая часть от живых доноров. По закону, у живого человека могут изъять орган или его часть только при условии его полного согласия на это. Наконец, в России можно стать донором органа исключительно для кровного родственника: для мужа, жены или незнакомого человека пожертвовать почкой не получится. Никаких вознаграждений за это не предусмотрено — а в законе чётко сказано о недопустимости продажи органов и тканей человека.

Хотя в Рунете можно найти несколько сайтов с объявлениями вроде «Стану донором почки за вознаграждение», маловероятно, что это можно осуществить в России — в первую очередь потому, что донор и реципиент по закону должны быть кровными родственниками. На сегодняшний день донорство за деньги осуществляется, например, в Пакистане, Индии, Колумбии, на Филиппинах — и ВОЗ признаёт, что это серьёзная проблема. Клиники и компании, которые занимаются медицинским туризмом, привозят пациентов в Пакистан на пересадку почки — и стоимость этих услуг для американцев может зашкаливать за 100 тысяч долларов; донору из них достанется не больше двух тысяч. Сами пакистанские врачи-трансплантологи подтверждают, что регулирование этого вопроса слабое, а в законе есть явные нестыковки: например, кровными родственниками считаются муж и жена. По словам доктора Нурани, женщины в Пакистане настолько ограничены в правах, что в 95 % случаев родственный донорский орган берётся именно у них: жён, сестёр, дочерей.

Канадский профессор Лей Тёрнер говорит, что «транспланталогический туризм» приводит к плачевным результатам и для реципиентов органов: из-за недостаточно тщательного обследования доноров может оказаться, что почка инфицирована вирусом гепатита или ВИЧ. Возникают проблемы и с восстановительным периодом после операций, и с назначением иммуносупрессоров — препаратов, снижающих риск отторжения новой почки. Часто «туристы» возвращаются на родину без каких-либо выписок или документов, подтверждающих проведённую операцию.

Основная проблема трансплантологии — это нехватка донорских органов; в списке ожидающих всегда намного больше людей. Считается, что для решения этой проблемы нужно проводить образовательные программы и информировать людей о том, как они могут стать донорами органов при жизни и после смерти. В развитых странах донорам компенсируют все медицинские расходы, могут предоставлять страховку на случай осложнений, оплачивают транспорт или потерянную в послеоперационный период часть зарплаты. Безусловно, в таких странах, как Пакистан, важно не только улучшать законы, касающиеся трансплантации, но и работать над искоренением бедности. Как говорит в своей статье тот же трансплантолог Нурани, продажа почки для бедного населения Пакистана — это вторая возможность подзаработать. Первой остаётся продажа собственных детей.

Посмертное донорство

Список органов, которые могут использоваться после смерти, намного шире — он включает даже сердце и глаза. В России, как и во многих странах, действует презумпция согласия на донорство органов, то есть любой умерший человек по умолчанию считается донором. Если родственники пациента или он сам при жизни выразил несогласие — то органы взять нельзя, но врачи не обязаны активно задавать этот вопрос. Это привело к нескольким скандалам, когда семьи погибших узнавали о взятии органов только из посмертных выписок. Как бы ни возмущались родственники, закон в данном случае на стороне медицинского учреждения. Понятно, что потребность в донорских органах высока, и, если спрашивать разрешения родственников, всегда есть вероятность отказа — но, возможно, лучше работать над нормализацией самой идеи донорства.

Уже почти двадцать пять лет мировым лидером по трансплантации является Испания, где в 2015 году на миллион населения приходилось 40 доноров и проводилось 13 трансплантаций органов в сутки — для сравнения, в России всего 3,2 донора на миллион. Чаще всего проводится опять же трансплантация почки — это относительно несложная операция (по сравнению с пересадкой других органов), при которой обычно даже не удаляют «родную» почку, переставшую работать. В Испании тоже действует презумпция согласия, но родственников умерших деликатно спрашивают, не против ли они — этот момент показан в фильме Альмодовара «Всё о моей матери». Статистика говорит сама за себя: если отказы и бывают, то крайне редко — и это связано с хорошей информированностью населения и тем фактом, что донорство практически считается нормой. В каждой больнице есть персонал, обученный соответствующим беседам с семьёй, а также специалисты и оборудование для, собственно, взятия органов.

В России трансплантационных центров мало: в 2014 году пересадка почки проводилась в 36 центрах, печени — в 14, сердца — в 9, и более половины всех операций приходится на Московский регион. Из-за значительных расстояний жителям большей части страны трансплантация практически недоступна. Возникает порочный круг: донорство и пересадка остаются редкостью, люди мало о них знают и не хотят соглашаться на взятие органов у их близких, в результате чего распространённость донорства не повышается. Ситуация вновь упирается в недостаточную осведомлённость пациентов, как и в недостаточное оснащение клиник.

Репродуктивное донорство

Говоря о донорстве, стоит упомянуть и сдачу спермы и яйцеклеток. Стать донором спермы может практически любой молодой и здоровый мужчина (некоторые клиники, правда, высказывают пожелание к «хорошим внешним данным»); при определённой регулярности на этом можно заработать до 20 тысяч рублей в месяц. С яйцеклетками сложнее: сначала нужно пройти курс стимуляционной терапии — это ежедневные инъекции гормонов. Сама процедура занимает около получаса и выполняется через влагалище, то есть без разрезов кожи. В России донор яйцеклетки может совершенно легально получить компенсацию порядка 80 тысяч рублей. При сложностях с наступлением беременности женщина может стать донором яйцеклетки и для самой себя: после оплодотворения «в пробирке» эмбрион подсаживают либо биологической, либо суррогатной матери.

Ссылка на основную публикацию